Пакет Яровой и религия: чего ждать?

«Пакет Яровой» и православная миссия: взгляд священника

Эксперт Центра свт. Василия Великого священник Георгий Максимов поделился своей точкой зрения на недавно принятый государственной властью “пакет Яровой” – комплекс законов, носящих, как декларируется, “антитеррористический” характер. Один из этих законов, на взгляд ряда комментаторов, ограничивает миссионерскую деятельность. Приводим мнение отца Георгия Максимова на этот счёт:

Почему-то православные люди, занимающиеся миссией, решили, что это проект против них.

Нужно понимать, что нацелен законопроект прежде всего на то, чтобы сделать гораздо менее удобной миссионерскую деятельность радикальных мусульман, а также некоторых западных проповедников, которые под предлогом религиозной деятельности порой решают здесь совсем другие задачи. Ничего сверхъестественного в законе нет — во многих странах, где мне доводилось бывать, такое же религиозное законодательство. Если бы такой закон у нас был с начала 1990-х, намного меньше сейчас было бы сект.

Я прекрасно понимаю, что не нравится в этом законе некоторым нашим православным. Но понимаю и те реальные угрозы в сфере религиозной безопасности общества, которые этот закон призван решить. У меня есть уверенность в том, что лица, разрабатывающие этот законопроект, не имели в виду православных миссионеров. Не потому что они очень любят Православие, – этого я не знаю, – а потому что они, уверен, даже не подозревают, что есть православные миссионеры.

Будем откровенны — нас настолько мало и действия наши настоль незначительны, что в масштабах всей страны попросту незаметны ни для кого из находящихся за церковной оградой, и для многих, находящихся в этой ограде. Так что вам, дорогие братья и сестры, беспокоиться не о чем — ходите на уличную миссию, проповедуйте сектантам. Что хорошего делали для исполнения заповеди Спасителя, то и делайте. Православная миссия, которая во главу угла ставила именно свидетельство о вере человеку, не пострадает. А вот пиар под видом миссии может пострадать, это правда. Если для кого-то и миссия не в радость, если о ней не заявлено по всем каналам, то да, такая «миссия» может попасть под угрозу. Но мне кажется это будет даже на пользу православному миссионерскому движению.

То, что “стращают”, будто теперь уже соседу по вагону и слово о Боге не скажи — сразу загребут, это “чушь” полная. Не будут “грести” всех. Закон для того, чтобы дать власти инструмент ограничения тех конкретных личностей и групп, про которые уже известно, что их деятельность деструктивна, но раньше их поймать было сложнее, потому что они прикрывались свободой совести и т. п.

Некоторые говорят: ну, это они сейчас против проповедников ИГИЛа и разных деструктивных сект принимают закон, а потом-то, мол, может наступить момент, когда захотят и против нас использовать. Да, может наступить такой момент. Но он может наступить и без законопроекта Яровой. Когда государство захочет с нами что-то плохое сделать, оно примет любые законы, да и без законов будет это делать. 1917-й не научил, что ли? Я читал жития новомучеников. Так вот, в те времена находились православные, которые вели проповедь, когда за это сажали и расстреливали. Вот это были христиане. А у нас возникла какая-то призрачная угроза возможных штрафов, и уже паника среди миссионеров: «караул, пропадаем!» Не понимаю я этого. Новомученики проповедовали, их и угроза смерти не останавливала, а нас что, угроза штрафа должна останавливать?

Я не говорю, что законопроект хорош. Я этого не знаю. Я говорю, что понимаю, для чего его хотят принять, и это серьёзно. Поможет ли он в решении этих серьёзных общественных проблем или нет, навредит ли он православной миссии или нет — можно увидеть только после того, как он вступит в силу. Потому как есть закон, а есть правоприменительная практика. Для сравнения: у нас уже два года как вступил в силу закон о запрете на мат в общественных местах — и как он действует, мы все знаем. Я, например, вообще не заметил каких-либо изменений в обществе после его принятия. Если вы можете повлиять на этот «миссионерский» законопроект, улучшить его или отменить его и знаете, как — пожалуйста, делайте. Но если вы, как я, не можете на это повлиять, то не паникуйте, живите спокойно по-христиански, исполняйте заповеди Божии, а остальное предоставьте Господу“.

Читайте также:
Какие услуги предоставляет МФЦ в 2021 году?

Ударит ли «закон Яровой» по верующим?

Советник муфтия Республики Дагестан по связям с общественностью и СМИ, руководитель медиахолдинга «Ислам» Айна Гамзатова рассказала о лжеслужителях религии, «законе Яровой» и его трактовках «экспертами».

– Айна Заирбековна, какими статистическими данными можно было бы охарактеризовать религиозную жизнь мусульман Дагестана?

– В республике на сегодняшний день действует около 2180 мечетей. В целом по России – около 7,5 тысяч. Таким образом, почти каждая третья мечеть страны – у нас.

Стоит, конечно, пояснить, что в это количество входят и небольшие, так называемые квартальные мечети. Также в наших сёлах (а их в республике около восьмисот) вместо одной большой мечети может быть несколько небольших в разных концах, чтобы людям было удобно ходить молиться.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Против чего направлен «пакет Яровой»?
Ударит ли «закон Яровой» по верующим?
Альбир Крганов: законы Яровой помогут в борьбе с псевдорелигиозными группами
Путин подписал антитеррористический “пакет Яровой”

В названное мною количество входит около 60 оппозиционных Муфтияту мечетей, куда ходят представители ваххабитского джамаата. А также несколько шиитских. Все прочие мечети – в составе Муфтията.

– Как Вы знаете, на днях Государственная дума и Совет Федерации приняли пакет антитеррористических поправок Ирины Яровой и Михаила Озерова, ожидающий сейчас решения президента. Приходится слышать утверждения, что жёсткое лицензирование проповедников, запрет миссионерства за пределами культовых зданий, в том числе в жилых помещениях, особенно сильно ударят по мусульманам. Могли бы Вы внести в этот вопрос ясность?

– Буквально на днях к муфтию республики с тем же вопросом обратились журналисты. Однако его исчерпывающие ответы они опубликовали в очень урезанной форме, что не даёт читателям возможности ознакомиться с его аргументацией.

Вот мнение муфтия: «Отвечая на ваш запрос относительно моего комментария по принятому Государственной думой пакету поправок к федеральному закону «О свободе совести и религиозных объединениях», хочу сразу подчеркнуть, что необходимо рассмотреть эти поправки трезво, всесторонне объективно, без лишних эмоций и личных амбиций.

Вы задаётесь вопросом: «Не ограничивает ли этот закон права мусульман в Дагестане?». Вас интересует, в частности, оценка такого положения закона, как запрет религиозной практики вне специальных заведений. Получается, если несколько человек, собравшись где-нибудь, заведут разговор о религии, выступят с проповедью, то в этом нарушение закона? Или же когда люди у себя дома проведут мавлид?

Отвечаю: В институтах Сирии, Египта и других мусульманских стран после прохождения определённых дисциплин и сдачи экзамена студентам выдаётся разрешение на образовательную деятельность по определённому направлению, где указано, что данный студент успешно прошёл обучение по части таких-то дисциплин и имеет право вести обучение в том или ином конкретном направлении. По-арабски это называется иджаза. Такая иджаза может быть выдана студенту на обучение, например, только одной суре из Корана.

Это важный момент. То есть не сам студент решает, что, мол, я такой молодец, приобрёл достаточно знаний и могу выплеснуть их на окружающий мир. Нет! Не он сам, а его учителя, квалификационная комиссия решает, в чём силён их выпускник и на что ему можно дать разрешение. Таким образом, думаю, что этот запрет не то что не ограничивает права, а, наоборот, упорядочивает религиозную деятельность и, соответственно, жизнь религиозной среды.

Сегодня слишком много людей, которые, не имея никакой религиозной подготовки, не имея даже начальной теологической базы, считают себя вправе трактовать Коран по своему усмотрению и в сети Интернет распространяют свое субъективное видение, часто приводящее к заблуждению. Правильным было бы ограничить амбиции подобных лжеслужителей религии.

Обсуждение того или иного вопроса в плену личных амбиций или под действием эмоционального всплеска нельзя довести до абсурда. Именно к этому приводят высказывания некоторых «экспертов» о том, что указанные поправки, например, запрещают приглашать верующих на коллективное разговение (ифтар). На самом деле, про такие мероприятия, как коллективное разговение или приглашение гостей, там ничего не сказано.

Читайте также:
Можно ли оспорить дарственную на квартиру при жизни и после смерти дарителя?

Насчёт того, чтобы «вести проповедь» или «говорить о религии», думаю, для подавляющего большинства общины российских мусульман в этом нет опасности. Переживать должны те, кто попал на учёт за распространение идей радикализма, терроризма и т.п.

Что я могу сказать таким людям? Не связывайтесь с террористами, не распространяйте лживых идей, призывающих к насилию и в итоге приводящих к таким последствиям, как последние кровавые теракты в Турции. И тогда вряд ли этот закон придёт к вам домой, чтобы прогнать ваших гостей.

Что касается проведения мавлидов, то с прискорбием должен сказать во всеуслышание, что не все мусульмане понимают значение их проведения. Поэтому, чем проводить мавлиды, отдавая дань традиции, не зная и не понимая их сути, лучше их вообще не проводить».

Добавлю кратко от себя. Нужно понять, что в «законе Яровой-Озерова» нет запрета на проповедование светлых религиозных идей, для этого всего лишь нужно иметь на руках соответствующий документ и разрешение. И ранее никто из представителей ДУМД не проводил ни одно религиозное мероприятие без согласования и разрешения губернаторов, представителей администрации того или иного региона. Это взаимодействие налажено и новый закон только укрепит это в дальнейшем.

– А что вы можете сказать о появившейся информации о выдвижении первого заместителя муфтия Мухаммадрасула Саадуева на выборы в Народное собрание Дагестана первым номером в списке партии «Народ против коррупции». Выражается ли в этом позиция Муфтията и будет ли Саадуев в случае избрания совмещать посты заммуфтия и депутата?

– Да, Саадуев собрал все необходимые документы и подал их в штаб «Народа против коррупции».

Это личное дело Саадуева, его собственное решение. Даже губернатору не запрещается выдвигаться в Государственную думу, но если он пройдёт на выборах, то должен выбирать между местом там и руководством регионом. Конечно, в случае избрания Саадуева в депутаты Народного собрания, ему придётся покинуть свой пост в Муфтияте.

Пакет Яровой и религия: чего ждать?

Прошло уже больше 2 месяцев с момента принятия антитеррористических поправок в законодательство, а до сих пор не утихает волна бурных споров– верующие всей страны и простые обыватели вовсю обсуждают роль утвержденного пакета Яровой на религию в целом и религиозные конфессии в частности.

В большинстве оказались негативные отзывы. Критики считают нововведения ударом не только по сектам, но и по чувствам и кошельку мирных граждан, соблюдающих религиозные обряды. Ведь за нарушение новых норм предусмотрены немалые размеры штрафов, налагаемые как на физических лиц, так и на организации.

Рассмотрим введенные санкции подробнее, чтобы понять, выступает ли в действительности принятие пакета Яровой против религии? Или вступление поправок в законную силу не представляет угрозы для верующих, а его реализация принесет только положительный результат в достижении основной цели – борьбе с терроризмом?

Санкции за несоблюдение норм

Карательные меры к нарушителям «религиозных» норм в основном выражаются в денежных взысканиях. В некоторых случаях применяются дополнительные меры административной ответственности.

Необходимо отметить, что в тексте поправок красной нитью проходит негативное мнение авторов так называемого пакета Яровой насчет пропаганды религий, поэтому особое внимание уделено ответственности именно за подобную деятельность.

1. Итак, введены наказания за ведение миссионерской деятельности «инкогнито»– без афиширования названия организации (согласно ее учредительным документам), либо с указанием информации о наименовании, являющейся ложной. Это касается и распространения книг, аудио- и видеозаписей соответствующей тематики. За данное правонарушение предусмотрен штраф от 30 000 руб. до 50 000 руб. и изъятие незаконно тиражируемых материалов.

2. Также расширен круг лиц, ответственных за создание препятствий к реализации права на свободу совести и вероисповедания. Данное право выражается в принятии или отрицании различных убеждений религиозного характера, в участии в религиозных общинах и свободном выходе из них и т.д. Теперь к ответственности за нарушение этой нормы могут быть привлечены и юридические лица, для которых предусмотрен внушительный размер штрафа –от 100 000 руб. до 1 000 000 руб.

3. Кроме того, штраф предусмотрен и за осуществление деятельности, не соответствующей положениям Закона № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях». Карается денежным взысканием в сумме от 5 000 руб. до 50 000 руб. – для граждан, от 100 000 руб. до 1 000 000 руб. – для юрлиц.

Читайте также:
Опрос: какое время лучше, летнее или зимнее

А в случае, если нарушителем вышеуказанных норм является лицо без гражданства либо имеющее иностранное гражданство, минимальный размер штрафа увеличивается – от 30 000 руб. Кроме того, эти лица за подобные нарушения могут быть высланы из страны.

Действуем по новым правилам

Что же означает эта общая формулировка «деятельность, не соответствующая положениям закона»? Какие запреты содержит пакет Яровой на счет религии? Давайте попробуем разобраться в этом.

Прежде всего, определимся с терминологией. В поправках к Закону № 125 введено понятие миссионерской деятельности. К таковой относится публичное распространение сведений о вероучении для вовлечения других людей (не являющихся последователями этого религиозного течения) в свои массы. Под публичностью понимается использование в деятельности СМИ, а также Интернета (законодательно не отнесенного к СМИ).

  • Так вот, осуществление подобной деятельности не допускается в жилых помещениях.
  • Миссионер, не являющийся руководителем, священнослужителем религиозной организации или не входящий в состав ее коллегиального органа, может осуществлять свою деятельность только при наличии разрешительного документа, подтверждающего соответствующие полномочия. Правда, оба этих запрета не распространяются на проведение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний.
  • Нельзя проповедовать религиозное учение в зданиях, принадлежащих другой религиозной организации, без согласия ее руководящего лица или органа. Также проповедники теперь обязаны иметь официальное разрешение от своей религиозной общины на проведение мероприятий.
  • Ограничения коснулись и иностранных миссионеров, которые вправе вести миссионерскую деятельность теперь только в тех субъектах страны, в которых зарегистрирована пригласившая их организация.

Что нас ждет

Говоря о взаимодействии норм антитеррористического пакета Яровой и религии, нельзя не отметить и явно положительные для обеспечения общественной безопасности нововведения.

Так, вполне разумной выглядит норма, запрещающая вести миссионерскую деятельность, преследующую аморальные и социально опасные цели, такие как:

  • применение в отношении последователей гипноза, использование наркотиков и психотропных веществ;
  • склонение к суициду или отказу от медпомощи в опасных для жизни условиях или состоянии здоровья;
  • понуждение к продаже собственности прихожан в пользу религиозной общины;
  • создание препятствий к выходу из религиозной общины посредством угроз;
  • совершение экстремистских действий;
  • стимуляция разврата, разрушения семьи и семейных устоев;
  • нарушение общественного правопорядка и безопасности и т.д.

Вполне возможно, что волна общественного негодования по поводу нововведений – не более чем необоснованные догадки, вызванные эффектом массовости и не подкрепленные объективными фактами. Никто не может с точностью предсказать, как указанные поправки будут работать на практике, ведь их реализация только начинается.

В целом представляется, что рассмотренные в статье изменения в законодательство могут стать твердой защитой граждан от разного рода сектантских и исламистских групп. Как же отразятся поправки на мирных верующих, каковы будут реальные последствия принятия пакета Яровой и чего ждать в отношении религий, покажет только время.

«Пакет Яровой»: законный удар по сектам

Поправки к федеральному закону «О противодействии терроризму» от Ирины Яровой вызвали в Сети не просто истерику, а прямо-таки серию взрывов общественного негодования. Негодуют все и по самым разным поводам. Дело в том, что изменения Яровой-Озерова касаются самых разных сфер информационной деятельности. Возмущаются всем «пакетом» целиком, но качественный разбор поправок нужно проводить по каждому блоку отдельно. Про архивирование информации, доносительство о подозрительных личностях, и обвинения в адрес ФСБ в слежке и злоупотреблениях журнал «Политическая Россия» напишет отдельно. Сейчас же разберем подробно то, что можно назвать «миссионерским блоком».

“Пакет Яровой” определил, что такое миссионерская деятельность и правила, по которым эту деятельность следует вести, и, забегая вперед, скажем, что многим это очень не понравилось. К слову сказать, «миссионерские законы» уже приняты в ряде регионов страны. На областном и краевом уровне. И особой паники или негатива не вызвали. Просто нынешний закон – во-первых, федеральный, во-вторых, куда более четко и подробно сформулирован.

Что написано в законе: о точности формулировок

Итак, к миссионерской деятельности теперь законодательно относится, цитируем закон:

В принципе, такое определение звучит вполне логично. В первоначальной редакции, кстати, любые сведения, распространяемые о религиозной организации, приравнивались к миссионерству. Но это не соответствует действительности. Помимо миссионерства есть, например, катехизация. Это когда человек не убеждает куда-то вступать, а просто отвечает на вопросы интересующихся по поводу того, какую организацию он представляет, и во что в этой организации верят.

Читайте также:
Страховые выплаты при пожаре в Забайкальском крае

Номинально в России большинство населения страны принадлежит к той или иной традиционной конфессии. К примеру, большинство русских – элементарно крещённые, тем самым, по факту, относятся к определенной религиозной группе. И такой факт вызывает недовольство у ряда сектантских вербовщиков, навязчивая миссия которых надоела многим россиянам, и именно они могут стать первыми нарушителями данного закона.

Возмущаются не столько определением миссионеров самим по себе, сколько тем пунктом закона, по которому такое миссионерство должно документально фиксироваться. Миссионер должен заниматься своей деятельностью, имея за пазухой специальный документ от организации. Соответственно, такая организация должна быть официально зарегистрирована.

У традиционных конфессий с этим проблем нет. А вот «новые религиозные течения» – классические и тоталитарные секты – такой регистрацией могут похвастаться далеко не всегда.

Следующий важный пункт данного закона говорит о том, что запрещается осуществление религиозной организацией деятельности без указания своего официального полного наименования, в том числе выпуск или распространение в рамках миссионерской деятельности литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов без маркировки с указанным наименованием или с неполной либо заведомо ложной маркировкой.

Опять же, у традиционных конфессий с такой маркировкой никаких трудностей. А сектантские организации очень часто любят мимикрировать под традиционные религии. И их вербовщики либо вообще не называют своей организации, либо называют её весьма обтекаемо. Допустим, «мы – христиане», а оказывается, что это «христиане» из неохаризматической тоталитарной секты «Посольство Божье», например. Но новообращенный уже попал в руки вербовщиков. Христианами у нас и мормоны себя называют, и «свидетели Иеговы», и много кто еще. Собственно, маркировка на печатной продукции – это такой первый звоночек, с кем вы тут общаетесь, и чего от вас могут в перспективе хотеть: духовного просветления или квартиры, машины, холодильника с телевизором и батареи парового отопления.

Самое главное, что вызывает лютую скорбь у определенного рода деятелей от определенного рода культов, – это запреты на ведение миссионерской деятельности, если организация была судебно запрещена. Или если доктрина организации содержит следующие положения:

Там еще много всего «вкусного». Но вам любой специалист по сектам скажет, что признаки доктрины тоталитарного культа охвачены в этом перечне весьма обстоятельно.

Правоприменительная практика: защита граждан от сект

Критики пакета Яровой так говорят об этом запрете на миссионерство, будто теперь под каждым кустом будет сидеть «религиозный полицейский» и как увидит миссионерство, так сразу из кустов выскочит и всех повяжет. Либеральная общественность уже приводит жуткие примеры про Русскую Православную Церковь:

Вот ответьте честно на вопрос: вы таких прихожанок видели? Да, есть прихожанки, которые ходят с ящиками для пожертвований, но если они действительно от РПЦ, то все соответствующие бумаги у них при себе всегда. Однако очень часто сбором денег занимаются ряженые. И слава Богу, если охапка таких ряженых влетит и на штрафы, и на сроки. Потому что это не просто мошенники, но и люди, своей ложью дискредитирующие Православную Церковь.

Второй момент: даже ряженые, когда собирают деньги, ходят как правило молча. Максимум, что они говорят: «Подайте на храм». А не «восстань и бабли… восстань и бабли… восстань и-бо бли-зят-ся пос-лед-ни-е- вре-ме-на!». Но милые барышни с журналами «Сторожевая Башня» могут быть весьма навязчивы. Люди в оранжевых сари и дхоти с бритыми головами и косичками на затылке тоже могут во имя Кришны насесть на гражданина так, что хоть святых выноси. Предложения от мормонов поизучать английский язык, а заодно и «Книгу Мормона», могут быть весьма настойчивыми.

То есть как это будет выглядеть на практике? Захотел любой такой, попавший под руку миссионеру, и пошел в полицию заявление писать. Или просто шугнул навязчивых вербовщиков, упомянув вот этот самый закон. Не захотел – послушал, что ему тут вещают.

Читайте также:
Как правильно написать жалобу президенту России?

С интернетом всё еще интереснее. В поседние несколько месяцев обнаружилось, что многие сектантские вербовщики активно используют социальные сети и личную переписку. Например, вербовщики «Алеф», который раньше назывался «Аум-Синрикё». И если раньше такого товарища можно было только забанить, то теперь открывается масса куда более интересных перспектив по противодействую противозаконной деятельности.

Либералы и прочие рукопожатные воют так не потому, что закон ущемляет религии (они им безразличны и даже противны), а потому, что нашим гражданам этой частью пакета Яровой даны реальные рычаги по контролю своего «религиозного информационного пространства». По либеральному мнению, россияне же в большинстве своем «быдло и анчоусы». Как же им можно хоть какую-то власть давать? Вот в этом и надо искать причину истерики.

С представителями религиозных течений все честнее. Против миссионерских поправок Яровой выступил , например, первый заместитель начальствующего епископа, управделами Российского объединенного союза христиан веры евангельской епископ Константин Бендас. РОСХВЕ , по определению многих экспертов, является объединением классических и некоторых тоталитарных неохаризматических сект.

Против закона высказался , например, правозащитник Роман Лункин, известный своей многолетней работой по защите прав «религиозных меньшинств»:

Традиционные конфессии: осторожное отношение

Представители РПЦ, кстати, охарактеризовали «пакет» Яровой довольно сдержанно. Мол, посмотрим, как оно будет работать: если плохо, тогда будем коллективно обращаться в органы государственной власти. Из представителей традиционных религий негативную оценку проекта Яровой дал заместитель председателя Совета муфтиев России, глава Духовного управления мусульман Московской области Рушан Аббясов.

Истинная причина такой реакции российской уммы может быть вызвана многолетней проблемой: некоторые её члены, которые номинально исповедуют традиционный ислам, на самом деле, к сожалению, придерживаются радикальных идей исламизма. Новый закон может эту проблему обнажить, что, видимо, и вызывает опаску.

Единственное, что вызвало вопросы у представителей всех конфессий и «новых религиозных течений» – это почему закон не обсуждался в этой части с религиозными лидерами и экспертами. И это, пожалуй, самый большой недостаток проекта.

Но с другой стороны, это дает определенное моральное право представителям религий обращаться к государству с целью изменений «пакета Яровой». Но прежде, действительно, стоит внимательно посмотреть, как эти нормы будут работать в повседневной жизни страны. И если работать они будут как-то не так, если ими будут злоупотреблять против порядочных религиозных деятелей, то только тогда имеет смысл требовать их скорректировать. Пока же и по букве, и по духу новые изменения в закон о терроризме, касающиеся религии и сект, являются правильными, поскольку позволяют защитить граждан от последних.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

«Закон Яровой» — чего опасаться мирянам и священникам?

Инокиня Ксения (Чернега)

— Как теперь быть с миссионерской работой? Где ее проводить? Получается, в храме нельзя. Где взять образец разрешения миссионерской деятельности для храма?

— Что касается второго вопроса — документ о полномочиях составляется в свободной форме (п. 2 ст. 24.1 закона о свободе совести в редакции законопроекта).

Это первоначальная редакция законопроекта, по существу, запрещала осуществлять миссионерскую деятельность в культовых зданиях и на их территориях, а также в местах, специально отведенных для совершения религиозных обрядов, а также в местах паломничества, на кладбищах. Поправки предусматривают возможность беспрепятственной миссионерской деятельности в этих местах.

— Если соседка спросит просто православного человека что-то о смысле церковного праздника и он расскажет – это будет «миссионерская деятельность»? Или дома – читать молитвы с семьей? Разговаривать о Библии – вне храма?

— Законопроект касается миссионерской деятельности , осуществляемой религиозными объединениями (п. 1 ст. 24.1 закона о свободе совести в редакции законопроекта). Никаких ограничений в сфере распространения гражданами собственных религиозных убеждений не вводится.

Где черта между религиозной организацией и личной проповедью? Священник пришел в школу на беседу с детьми, например, какие документы нужно ему взять с собой?

— Согласно законопроекту священникам не требуется специальный документ о полномочиях (п. 2 ст. 24.2 закона о свободе совести в редакции законопроекта). Думаю, что священнику для беседы с детьми в школе нужно взять с собой удостоверение, которое выдается епархией всем священнослужителям, или указ епархиального архиерея о назначении. Кстати, эти документы и сейчас необходимо представить школьной администрации.

Читайте также:
Переход на зимнее время и многозонные счетчики - придется заплатить

— Можно ли священнослужителю ходить по улицам в облачении или нет?

— Конечно. Законопроект это не запрещает.

— В конце любой беседы в коллективе священник нередко дарит Евангелие. Это проповедь? Попадает под закон о миссионерстве?

— Нет, конечно. Это форма распространения религиозных убеждений.

— А если священник освящает, например, квартиру об этом надо отчитываться? Как будут квалифицированы беседы о крещении, венчании и так далее, что называется, в домашних условиях?

— Отчитываться не надо, поскольку такая обязанность на миссионеров не возлагается. Освящать квартиры можно. В законопроекте (п. 3 ст. 24.1 закона о свободе совести в редакции законопроекта) прямо сказано, что в жилых помещениях могут совершаться как религиозные обряды, так и религиозные церемонии (то есть таинства и связанные с ними проповеди, распространение религиозной литературы).

— Есть ли опасения, что атеисты-соседи будут сообщать об освящении квартир, машин и так далее «куда надо»?

В законопроекте прямо сказано, что в жилых помещениях могут совершаться религиозные обряды и церемонии.

— Как быть, например, с лекциями по истории иконописи, например? Ведь в них нельзя не касаться веры, богословия. Это, получается, тоже миссионерская деятельность?

Согласно п. 1 ст. 24.1 закона о свободе совести в редакции законопроекта миссионерская деятельность религиозного объединения это такое распространение информации о вере, которое преследует цель вовлечения граждан в религиозное объединение.

Идет общественный межконфессиональный диспут, дискуссия. Кто из участников попадает под действие закона?

— Никто, потому что межконфессиональные диспуты и дискуссии, равно как лекции по истории иконописи не являются миссионерской деятельностью, поскольку, согласно законопроекту, эти формы информационного обмена не преследуют цель вовлечения граждан в религиозное объединение.

Во многих храмах службы транслируются через громкоговорители на 150-200 метров. Это тоже попадет под закон о миссионерстве?

— Безусловно, нет, поскольку, согласно ст. 16 закона о свободе совести, религиозные обряды и церемонии являются отдельным видом деятельности религиозной организации, который не следует смешивать с миссионерством.

— Не придется ли переоформлять различные соглашения о сотрудничестве: с органами здравоохранения и так далее?

— Нет, нормы, на которых базируются эти соглашения остались неизменными (ст. 16 закона о свободе совести).

Как “пакет Яровой” отразится на верующих?

Автор фото, RIA Novosti

Власти считают нужным гарантировать, что миссионеры будут нести только слово Божье и только в подходящих для этого местах

Совет Федерации 29 июня одобрил так называемый “антитеррористический пакет” поправок. Среди прочего новые нормы коснутся миссионеров.

В законе “О свободе совести и религиозных объединениях” появится новая глава “Миссионерская деятельность”, которая накладывает дополнительные ограничения на миссионеров.

В частности, миссионерскую деятельность нельзя будет вести в жилых помещениях, если только речь не идет о религиозных обрядах. Кроме того, миссионеры должны будут иметь при себе разрешающие документы.

За неисполнение новых обязательств предлагается ввести штрафы вплоть до 1 миллиона рублей или выдворения из страны, если речь идет об иностранных миссионерах.

Влиятельные мусульманские и протестантские религиозные деятели просили сенаторов не принимать эти поправки. Но теперь закон ляжет на стол президенту Владимиру Путину.

  • Что нужно знать об “антитеррористическом пакете” законопроектов
  • “Антитеррористический пакет” в цифрах, фактах и портретах Яровой
  • Ушедший созыв: как изменилась Госдума за последние 4,5 года?

Русская служба Би-би-си спросила у ученых, политиков и священнослужителей, чем обернется подписание “антитеррористического пакета” для верующих в России?

Епископ Константин Бендас, управделами Российского объединенного союза христиан веры евангельской:

Давайте начнем с того, что еще впереди либо подписание закона президентом, либо наложение вето. Поэтому мы как люди верующие верим, что Господь дарует президенту мудрость и будет принято правильное решение.

На сегодняшний момент в его адрес направлено огромное количество писем от религиозных организаций и верующих людей: я могу говорить о количестве более 40 тысяч. Они идут сплошным потоком через сайт президента Российской Федерации. Это неформальные, личные письма от людей, которые понимают: если закон вступит в силу, то они уже не смогут на своей собственной кухне разговаривать с людьми, которые не являются участниками религиозной организации.

Читайте также:
Новые плацкартные вагоны РЖД: фото внутри, когда появятся, в каких поездах

Эти поправки не просто антиконституционные в этой части, но еще и лишенные здравости.

И еще ряд ограничений, которые особенно для протестантских церквей более чем актуальны и опасны – вопрос жизни и смерти.

Может, я чего-то и не знаю, но за последние двадцать лет со стороны государства, муниципальных органов власти нам не удалось получить практически ни одного разрешения на строительство храма, богослужебного здания. Я уже не говорю о бесплатной передаче земельного участка, что позволено с точки зрения закона.

Как следствие, мы вынуждены покупать почти 100% [недвижимости] со вторичного рынка. И из них процентов 80 это либо жилые строения, либо земельные участки, предназначенные для индивидуального жилищного строительства.

Автор фото, RIA Novosti

Совет Федерации одобрил законопроект, несмотря на предостережения экспертов и протесты общественности

А закон, во-первых, запрещает там заниматься миссионерской деятельностью (а любая проповедь и даже молитва наша – это в общем-то миссионерская деятельность). Во-вторых, поправки к Жилищному кодексу запрещают менять профиль [недвижимости] с жилого на предназначенный для религиозной деятельности.

Если все-таки закон вступит в силу, есть та часть, которую мы исполнить не сможем. Здесь действует библейский принцип: кого нам более надлежит слушаться – Бога или человеков? В тот момент, когда закон государства вступает в конфронтацию с заповедями Божьими, верующий человек, искренний христианин становится свободным от исполнения этого закона. Хотя во всем остальном он на 100% законопослушный гражданин.

Ярослав Нилов, глава думского комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций, зампред фракции ЛДПР:

Данный законопроект во втором чтении при рассмотрении Государственной думой был подвергнут серьезным корректировкам.

Он должен был быть рассмотрен на предпоследнем заседании Государственной думы. Однако появился определенный общественный резонанс, обеспокоенность общественных, религиозных организаций, что заставило этот проект перенести. И в последний день работы Государственной думы он был рассмотрен во втором и третьем чтениях.

Некоторые положения относительно утраты гражданства, а также некоторые моменты, связанные с миссионерской деятельностью, были скорректированы. Я как председатель комитета поправок этих не видел, хотя мы комитет профильный, который взаимодействует с религиозными организациями. И закон о свободе совести – это наш профильный закон, за который мы ответственны. С нами никто не консультировался, с конфессиями никто не консультировался.

Исходя из итогового вида, который имеет текст закона, можно сказать, что есть достаточно много неопределенности. Есть серьезные штрафы как для физических, так и для юридических лиц. Именно поэтому представители многих, в том числе и традиционных религиозных конфессий, очень обеспокоены.

Автор фото, RIA Novosti

Один из основных инициаторов “антитеррористического пакета” – депутат от “Единой России” Ирина Ярова, возглавляющая думский комитет по безопасности

Все, что комитет мог, было сделано. В том числе те обращения, которые поступали к нам, перенаправлялись в ответственный комитет, который инициировал эти поправки. На различных площадках в ходе консультаций в рабочем режиме позиция была озвучена, она известна.

Фракция ЛДПР единственная не поддержала эти поправки и законопроект в целом. Сейчас наш комитет находится уже вне рабочего режима, потому что Госдума завершила свою работу. Нужно смотреть, как закон будет работать на практике.

Роман Лункин, руководитель центра по изучению религии и общества Института Европы РАН:

Это [голосование Совета Федерации] было, в общем, ожидаемо. И Валентина Матвиенко однозначно заявляла, что все это соответствует конституции.

Сенаторы решили принять этот закон, несмотря на все протесты. Самый яркий протест, конечно, был от Минтимера Шаймиева, государственного советника Татарстана и одного из старейшин губернаторского корпуса. Но даже этот призыв мудрого человека не был услышан.

Также от религиозных организаций, от общественных организаций, от Совета по правам человека есть масса обращений к президенту. Против закона выступили однозначно практически все христианские церкви, кроме православных, и мусульмане. Это достаточно широкий спектр религиозных организаций.

Именно мусульмане и протестантские церкви стоят на втором месте после православных по числу зарегистрированных общин. Сейчас в России почти 30 тысяч религиозных организаций, и получается, что почти половина против этого закона, но их мнение не будет учтено.

Читайте также:
Как получить землю от государства бесплатно в 2021 году?

Есть, конечно, надежда на Путина. На то, что он может этот закон отправить на доработку. Были какие-то случаи, исключения, когда глава государства ставил на законы свое вето.

Но, во-первых, для официальных масс-медиа вообще не было команды освещать дискуссию вокруг законопроекта. Во-вторых, при прохождении законопроекта в официальном публичном пространстве не афишировался вопрос о миссионерской деятельности. Этот закон обсуждался в светских СМИ только как закон, который касается интернет-операторов и хранения информации. Я думаю, что это тоже делалось намеренно, чтобы власть – на данный момент в лице главы государства – могла проигнорировать мнение религиозных организаций.

Что касается последствий принятия закона, то главное из них – это штрафы. В разных регионах уже принимались законы о регулировании миссионерской деятельности, но они не работали.

Это была такая декларация: “Мы не хотим иностранных миссионеров”. Их и так было мало. А те, кто приезжали, уведомляли о своем прибытии. А здесь вводятся для всех [миссионеров за нарушение новых норм] штрафы, и штрафы драконовские. Такие, что можно разорить любого и обанкротить любую церковь. Думаю, что каждый такой штраф можно будет с полным правом назвать оскорблением религиозных чувств.

Многие представители религиозных конфессий надеются, что Владимир Путин не подпишет закон

Протоиерей Всеволод Чаплин, настоятель московского храма святого Федора Студита, член Общественной палаты:

Я не читал последнюю версию закона. Знаю, что он был в некотором смысле улучшен. Но для меня при всех улучшениях, которые я воспринимаю положительно, остается важным понять вот какую вещь. Сохраняется ли право человека, в том числе не участвующего ни в какой религиозной общине, публично высказываться на религиозные темы, публично поддерживать или не поддерживать то или иное религиозное учение?

Совершенно очевидно, что конституция России и международное право дают любому человеку право пропагандировать любые взгляды. Это касается любого религиозного учения, за исключением официально признанных экстремистскими. И это, конечно же, касается нерелигиозных взглядов: атеизма, агностицизма и так далее. Вот эта базовая свобода людей выражать и распространять свои мнения, касающиеся религии, не может быть подменена никаким законом.

В каком виде принят законопроект, я еще не знаю. Какие-то улучшения в нем, конечно, сделаны. В частности, речь идет о том, что священнослужители и члены коллегиальных органов религиозных общин могут свободно вести миссионерскую деятельность.

Но в целом сохраняются достаточно серьезные проблемы. Я рад тому, что многие православные христиане, иудеи, мусульмане, протестанты выступили с достаточно жесткой критикой этого законопроекта. Это говорит о том, что и религиозная, и общественная жизнь у нас живы. Люди не подчиняются командам, исходящим из органов власти, они достаточно активно критически высказываются. Это очень хорошо. Я надеюсь, что все спорные вопросы будут либо разъяснены после публикации законопроекта, либо сняты.

В принципе, страна, конечно, нуждается в защите от деструктивных псевдорелигиозных явлений, от опасных сект, от экстремизма, прикрывающегося религией, от внешних влияний, которые могут быть деструктивными и особенно от тех влияний, которые являются экстремистскими и террористическими. Но вместе с отравленной водой не нужно выплескивать ребенка.

Нужно сделать все для того, чтобы благонамеренные люди, особенно принадлежащие к хорошо известным в России религиозным традициям, могли бы свободно высказываться на темы, связанные с религией, выражать свои взгляды, распространять их. Это же касается и агностиков с атеистами. Эти люди также должны в рамках уважительного тона, в рамках законности высказывать все, что они считают нужным высказать о религии.

Пастора выдворить, книги сжечь. Как верующие страдают из-за «пакета Яровой»

За проповедь против водки — штраф, за крещение в бассейне — депортация. Пакет Яровой называют антитеррористическим, однако он ударил не по террористам, а по протестантам — третьей по величине российской конфессии : протестантизм исповедуют около 3 миллионов россиян. «Сноб» узнал, за что осудили уже более сотни представителей этой конфессии

Поделиться:

Ирина Яровая против Мартина Лютера

В России — 29 840 религиозных организаций. Большинство — православные (17 687), затем идут мусульманские (5513), а дальше — многочисленные протестанты, всего более 4000 организаций.

Читайте также:
Отмена эвакуации: хождение по мукам многострадального законопроекта

Мартин Лютер прибил свои 95 тезисов на двери церкви в Витенберге. Депутату Ирине Яровой хватило всего двух тезисов:

— миссионерскую деятельность нельзя вести в жилых помещениях;

— миссионерам нужны документы, подтверждающие «факт внесения записи о религиозной организации в единый государственный реестр юридических лиц».

Поправки в закон «О свободе совести и религиозных объединениях» вступили в силу 20 июля 2016 года. В тот же день взялись за баптистов. Они среди прочего отвергают крещение младенцев и выступают за добровольное и сознательное крещение взрослых людей. Комиссия из восьми человек закрыла детскую площадку при баптистском доме молитвы в Ноябрьске. Ее признали детским лагерем без разрешительных документов: площадка находилась в непосредственной близости от дома молитвы, дети могли слышать проповеди и пользоваться религиозной литературой.

Алексей Телеус, пастор евангельских христиан-баптистов, Ноябрьск:

Из-за работы с детьми меня обвинили в незаконной миссионерской деятельности и оштрафовали. Но детей всегда чему-то обучают, например, основам культуры, единоборствам, физике, математике. Эта деятельность при желании также может быть преподана как незаконное миссионерство.

Я почти 60 лет прожил в баптистской семье. Сначала в родительской, потом в своей. Я многое повидал и знаю, что государство всегда делает что хочет. А по закону или просто по прихоти — дело десятое.

Закон Яровой призван защитить граждан России от угроз терроризма, но он не работает по своему прямому назначению. Мне не известно ни одного случая, когда его применяли против террористов. Этот закон, противоречащий Конституции, призван держать в узде неугодных и дал возможность безнаказанно вторгаться в личную жизнь граждан.

До закона Яровой у нас не было никаких проблем с полицией. В декабре на праздновании 25-летия нашей церкви даже выступал представитель администрации, благодарил за служение людям. Мы помогаем всем, кого Бог посылает. Главное предназначение церкви — спасение душ от греха.

Штраф за проповедь против алкоголизма

Совет по правам человека предложил убрать статью о миссионерской деятельности из «пакета Яровой», поскольку она нарушает конституционное право на свободу вероисповедания и неэффективна в противодействии терроризму.

Но вслед за баптистами атаковали пятидесятников. В августе 2016 года в Марий Эл пастора церкви пятидесятников Александра Якимова оштрафовали на 5000 рублей за проповедь против алкоголизма. Якимов благословил жителей на сельском празднике и поставил в пример старосту, который не употребляет алкоголь уже 10 лет. Суд счел это незаконной миссионерской деятельностью.

Дмитрий Шатров, старший пастор пятидесятнической церкви «Миссия Благая Весть»:

Закон применяют именно против протестантов. Участковые ходят по квартирам, где юридически значится церковь, и штрафуют владельцев за то, что на двери не висит объявление «здесь изучают Библию» или «здесь проходят богослужения». Верующие там вообще не собираются, но табличка должна быть.

С нашей церковью был всего один казус: приехал гость из Латвии, имевший религиозную визу и все разрешительные документы на руках, но правоохранительные органы перебдели и сорвали богослужение. Причем перед нами не извинились, сказали просто, что это было недоразумение.

Закон Яровой лишь мобилизовал нас, мы стали более внимательными и дисциплинированными. В любом случае, никто не сможет остановить то, что предписано самим Иисусом Христом. Мы рассказывали о вере в Бога и будем рассказывать. Мои дедушки и бабушки сидели в тюрьме за это. Я человек верующий не потому, что это модно или выгодно, а по убеждениям, это было предопределено еще до моего рождения. Нашей церкви уже более 100 лет, и нас не напугаешь репрессиями.

От каторги до штрафа

Российские протестанты всегда подвергались гонениям. В конце XIX века русских баптистов массово депортировали в Закавказье и на Дальний Восток на каторжные работы. В Первую мировую войну положение русских протестантов резко ухудшилось, поскольку их вера считалась немецкой. Протестантские молитвенные дома и учебные заведения начали закрываться. В 30-е годы ХХ века русских протестантов ссылали, принуждали к эмиграции, сажали в тюрьмы.

На этом фоне современные гонения кажутся несерьезными: например, в октябре 2016 года в Кемерово суд оштрафовал на 40 тысяч рублей за миссионерство пастора Андрея Матюжова. Его церковь «Новое поколение» существует не первый год, но он ее не зарегистрировал.

Читайте также:
Льготы молодым учителям

Андрей Матюжов, пастор протестантской церкви, Кемерово:

Я был двукратным чемпионом России по боксу и известным бизнесменом-ресторатором. Но вот уже 17 лет я проповедую, помогаю нарко- и алкозависимым людям, занимаюсь социальными программами, от столовых до детских лагерей, и ежедневно веду утреннее слово пастора на YouTube. С местной властью конфликтую достаточно давно. Я осудил братоубийственную войну с Украиной, начался прессинг. Закон Яровой — еще один повод нас ужалить. Меня и мою жену оштрафовали за миссионерскую деятельность, но, по сути, за убеждения, которые в принципе никому вреда не приносят, а только изменяют жизнь людей. Моя жена помогает проституткам бросить наркотики и этот бизнес, она свидетельствовала об этом в суде, а судья сказал: «Вы пастор, любое слово от вас — это уже проповедь». Нас, видимо, хотели запугать, но только подняли авторитет и сплотили прихожан. Проповедь Евангелия как звучала, так и звучит.

Я думал, что закон направлен против радикальных исламистов. Ну какие экстремисты среди протестантов! Но, видимо, некоторые начинают трактовать закон по-своему. Не знаю, что дальше будет. Единственный способ бороться с абсурдными законами — игнорировать их. Я штраф не платил и не буду.

Гонения на протестантов были в истории не раз. Нас много в России. У Сталина, Хрущева не получилось запретить, сейчас тоже не получится. Ничему история не учит людей: нельзя остановить благую весть! Вот разве что иностранным миссионерам в России стало сложнее проповедовать. Они просто ушли в подполье: приезжают, как и раньше, но проводят не открытые служения в церкви, а все больше по домам, куда приходят только свои.

Протестанты и протестующие

В октябре 2016 года в Орле суд оштрафовал на 40 000 рублей американского миссионера-баптиста Дональда Джея Оссеваарде. Тот проводил в своем доме встречи для изучения Библии, не уведомив Минюст РФ «о начале деятельности религиозной группы». На встречи приходили около 15 человек, состав участников постоянно менялся. Оспорить решение суда баптисту не удалось. Оссеваарде, который 14 лет прожил в России, собирается вернуться в США.

В конце мая в Уфе суд оштрафовал на 2000 рублей и выдворил из страны ганского студента Оусу Гидеона. Он приехал в гости к пастору церкви пятидесятников и принял участие в воскресном богослужении, проповедуя с кафедры. Гидеона задержали прямо в церкви. Его участие в службе было расценено как несоответствие заявленной цели въезда в Россию. Годом ранее в Твери осудили гражданина Ганы Туа Эбенезера Квадво за то, что он крестил человека в арендованном бассейне.

Сергей Ряховский, председатель Российского объединенного союза христиан веры евангельской, епископ:

У меня есть ощущение, что нас путают с протестующими типа Навального, но мы не протестующие — мы протестанты по вероисповеданию. Еще нас путают со свидетелями Иеговы. Невежество региональных правоохранителей и чиновников зашкаливает.

Протестанты — третья по численности конфессии в России. У нас многотысячные приходы, огромное количество реабилитационных центров для нарко- и алкозависимых, а также общественных организаций, помогающих бездомным. Наша конфессия социально адаптирована, но, видимо, кому-то это не нравится. Мы отследили около сотни случаев только по протестантам. Много случаев, когда штрафовали за отсутствие маркировки (по закону литература, печатные, аудио- и видеоматериалы, которые выпускает и распространяет религиозная организация, должны иметь маркировку с официальным полным наименованием этой религиозной организации. — Прим. ред.). Но я никогда не буду маркировать Библию, потому что ее автор не я. Я уверен, что иудеи и мусульмане тоже не будут маркировать Тору и Коран. Мы будем рассказывать о Боге и спасении, потому что Конституция нам это разрешает.

Впрочем, во Владивостоке за отсутствие маркировки чуть не уничтожили 36 экземпляров Библии, которую распространяли миссионеры «Армии спасения». За протестантов вступилась РПЦ, и суд постановил книги не жечь.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: